§ 4. Обеспечение идеологического многообразия в социокультурной сфере – важное условие и предпосылка укрепления основ конституционного строя Российской Федерации

 

Говоря о социокультурном плюрализме как составной части идеологического многообразия, необходимо отметить, что в главе 1 Конституции Российской Федерации закреплено несколько принципов, которые можно непосредственно относить к социокультурному многообразию:

1) равноправие и самоопределение народов (часть 3 статьи 5 Конституции Российской Федерации);

2) достойная жизнь и свободное развитие человека (часть 1 статьи 7 Конституции Российской Федерации);

3) идеологическое многообразие, которое, в частности, реализуется в социокультурной сфере (часть 1 статьи 13 Конституции Российской Федерации).

Комплексное толкование вышеуказанных положений Конституции Российской Федерации приводит нас к выводу о частичном регулировании социокультурного плюрализма в основах конституционного строя Российской Федерации[1].

Следует отметить, что Европейский Суд по правам человека указал, что «в основе плюрализма … лежит истинное признание и уважение различия и динамики культурных традиций, этнических и культурных особенностей, … художественных, литературных и социально-экономических идей и понятий»[2]. 

Особо следует обратить внимание на тот факт, что социальный плюрализм подчеркивается в пункте «d» статьи 3 Конвенции о правах инвалидов[3], к которой в 2008 году присоединилась Российская Федерация[4].

В статье 4 указанной выше Конвенции касательно общих обязательств государств-участников установлено, что необходимо обеспечивать и поощрять полную реализацию всех прав человека и основных свобод всеми инвалидами без какой бы то ни было дискриминации по признаку инвалидности[5].

Что касается экономических, социальных и культурных прав, то каждое государство-участник согласно Конвенции о правах инвалидов обязуется принимать, максимально задействуя имеющиеся у него ресурсы, а в случае необходимости – прибегая к международному сотрудничеству, меры к постепенному достижению полной реализации этих прав без ущерба для тех сформулированных в настоящей Конвенции обязательств, которые являются непосредственно применимыми в соответствии с международным правом[6].

В соответствии со статьей 72 Конституции Российской Федерации нормативное правовое регулирование отношений в сфере социального обеспечения отнесено к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Реализация данного конституционного положения осуществляется путем принятия законов, подзаконных и иных нормативных правовых актов на федеральном и региональном уровнях.

Следует особо отметить Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», который определяет «государственную политику в области социальной защиты инвалидов в Российской Федерации, целью которой является обеспечение инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, а также в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации»[7].

Предусмотренные указанным выше Федеральным законом меры социальной защиты инвалидов являются «расходными обязательствами Российской Федерации, за исключением мер социальной поддержки и социального обслуживания, относящихся к полномочиям государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации»[8].

Следует отметить, что под социальной защитой инвалидов в данном Федеральном законе следует понимать систему гарантированных государством мер социальной поддержки, а также экономических, социальных и других мер. При реализации мер социальной защиты в обязательном порядке должны быть учтены особенности той или иной группы инвалидов, а также индивидуальные особенности каждого конкретного лица с ограниченными возможностями. Так, к примеру, для лиц с ограниченными возможностями вследствие военной травмы крайне важен длительный и постепенный период адаптации к условиям гражданского общества. Соответственно, в большинстве своем реализация указанных мер должна создавать определенные условия для возвращения лиц с ограниченными возможностями к полноценной профессиональной и общественной жизни.

Экономическими мерами социальной защиты лиц с ограниченными возможностями в Российской Федерации являются:

·        создание системы реабилитационных и экспертных организаций, обеспечивающих реабилитацию инвалидов и интеграцию их в общество;

·        развитие реабилитационной индустрии как промышленной основы системы комплексной реабилитации инвалидов, формирование национального рынка технических средств реабилитации и реабилитационных услуг;

·        оснащение оборудованием реабилитационных организаций; оснащение объектов социальной инфраструктуры для обеспечения к ним беспрепятственного доступа инвалидов;

·        поддержка предприятий, находящихся в собственности общероссийских общественных организаций инвалидов, в целях создания дополнительных рабочих мест и др.

В качестве правовых мер социальной защиты лиц с ограниченными возможностями в Российской Федерации можно назвать:

·        совершенствование законодательства о правах инвалидов, в частности расширение номенклатуры предоставляемых инвалидам технических средств реабилитации и реабилитационных услуг;

·        консультирование инвалидов по правовым вопросам, освещение проблем инвалидов и правовых путей их решения в средствах массовой информации;

·        установление дополнительных льгот для инвалидов при обращении в соответствующие органы за защитой нарушенных прав и свобод, в частности, освобождение от уплаты госпошлины за рассмотрение дела в суде и др.

Российская Федерация в силу взятых на себя обязательств гарантирует каждому минимальный уровень социальной защиты. Соответственно, необходимо гарантировать и минимальный уровень предоставления социального обеспечения, в том числе и инвалидам. Необходимо констатировать, что государство устанавливает минимальные государственные стандарты, которые для субъектов Российской Федерации должны быть некой «отправной точкой», на которую они могли бы опираться при предоставлении социального обеспечения гражданам.

Исходя из очевидно двуединой составляющей социокультурного плюрализма, в отличие от иных видов идеологического многообразия, его можно разделить на социальный и культурный плюрализм. Рассмотрим подробнее реализацию идеологического многообразия как основы конституционного строя в социальной и культурной сферах.

Для начала укажем, что многообразие в социокультурной сфере основано на праве лица на социальную и культурную самоидентификацию. Данное право, согласно части 1 статьи 21 Конституции Российской Федерации, включает в себя негативное правомочие на достоинство личности, которое предполагает неприкосновенность системы социальных, культурных, национальных и иных ценностей и позитивное правомочие на их внешнюю реализацию.

Говоря о социальном многообразии, следует отметить ряд нормативных правовых актов федерального уровня, направленных на реализацию конституционного положения, определяющего Россию как социальное государство. К таковым следует отнести: Трудовой кодекс Российской Федерации[9], Закон Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации»[10], федеральные законы «О страховых пенсиях»[11], «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»[12], «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»[13] и др.

Следует отметить, что в основе социокультурного многообразия лежит принцип достоинства личности. Ряд международно-правовых источников права подтверждают данный факт. К таковым относятся:

1) Конвенция о правах инвалидов[14];

2) Устав организации Объединенных наций[15];

3) Международный пакт о гражданских и политических правах[16];

4) Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах[17].

Думается, прав Н.В. Витрук в том, что относит достоинство личности к принципам правового положения личности, называя при этом учение о достоинстве человека его теоретико-философской основой[18].

Часть 1 статьи 26 Конституции Российской Федерации закрепляет право каждого на определение собственной национальной принадлежности и невозможности принуждения к ее определению. Данное положение напрямую имеет отношение к принципу равенства всех перед законом вне зависимости от национальной, языковой или любой иной принадлежности согласно статье 19 Конституции Российской Федерации.

Следует отметить, что национальный признак может быть основанием для объединения согласно статье 30 Конституции Российской Федерации  в рамках учреждения национально-культурной автономии. Федеральный закон «О национально-культурной автономии»[19] наделяет подобные общественные объединения совокупностью прав, которые направлены на реализацию права на идеологическое многообразие в национально-культурном понимании (ч. 1 ст. 4).

Что касается реализации плюрализма в культурной сфере, то отметим непосредственную связь данной сферы со свободой творчества. Так, следует согласиться с Е.В. Сазонниковой, указывающей на взаимную связь свободы творчества и идеологического многообразия[20]. Т.Я. Хабриева не без оснований высказывает позицию, согласно которой свобода творчества представляет собой один из частных случаев идеологического многообразия[21].

Часть 1 статьи 44 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества и преподавания. Указанная норма Конституции Российской Федерации реализуется посредством издания совокупности нормативно-правовых актов, которые определяют возможные формы реализации данных свобод, а также специальные их гарантии и ограничения[22].

Так, в статье 10 Основ законодательства о культуре указываются два элемента права на свободу творчества: право на выбор вида творчества и право на выбор основы занятия творческой деятельностью. В науке при этом справедливо отмечено, что данный перечень не является полным и исчерпывающим. Например, Е.В. Максименко указывает на правомочие выбора в занятии творчеством либо нет[23].

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации «О федеральной целевой программе «Культура России (2012-2018 годы)» «приоритетом государственной политики в области культуры является решение следующих задач:

·        воспитание подрастающего поколения в духе правовой демократии, гражданственности и патриотизма, причастности к инновационной культуре и свободе творчества;

·        развитие творческого потенциала нации, обеспечение широкого доступа всех социальных слоев к ценностям отечественной и мировой культуры;

·        сохранение культурных ценностей и традиций народов Российской Федерации, материального и нематериального наследия культуры России и использование его в качестве ресурса духовного и экономического развития;

·        поддержание высокого престижа российской культуры за рубежом и расширение международного культурного сотрудничества»[24].

 



[1] См.: Витрук Н.В. Верность Конституции. М., 2008. С. 129–146.

[2] См.: п. 92 Постановления Европейского суда по правам человека от 17 февр. 2004 г. «Дело «Горжелик (Gorzelik) и другие против Польши». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[3] См.: Конвенция о правах инвалидов : принята в Нью-Йорке 13 дек. 2006 г. Резолюцией 61/106 на 76-ом пленарном заседании 61-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН // Бюллетень международных договоров. 2013. № 7. С. 45–67.

[4] См.: О подписании Конвенции о правах инвалидов : распоряжение Президента Российской Федерации от 5 авг. 2008 г. № 450-рп // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2008. № 32, ст. 3785.

[5] См.: Там же.

[6] См.: Там же.

[7] См.: О социальной защите инвалидов в Российской Федерации : федер. закон Рос. Федерации от 24 нояб.1995 г. № 181-ФЗ : в ред. от 21 июля 2014 г. // Рос. газ. 02.12.1995.№ 234.

[8] См.: Там же.

[9] См.: Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 дек. 2001 г. № 197-ФЗ : в ред. от 22 дек. 2014 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 1, ч. 1,ст. 3.

[10] См.: О занятости населения в Российской Федерации : закон Рос. Федерации от 19 апр. 1991 г. № 1032-1 : в ред. от 22 дек. 2014 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 17, ст. 1915.

[11] См.: О страховых пенсиях : федер. закон Рос. Федерации от 28 дек. 2013 г. № 400-ФЗ // Рос. газ. 31.12.2013.№ 296. 

[12] См.: О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации: федер. закон Рос. Федерации от 15 дек. 2001 г. № 166-ФЗ : в ред. от 21 июля 2014 г. // Парламентская газета. № 238-239. 20.12.2001.

[13] См.: Федеральный закон от 29.11.2010 № 326-ФЗ (ред. от 01.12.2014) «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» // Парламентская газета. 10-16.12.2010.№ 64.

[14]См.: пункт «а» Преамбулы, п. «а» ст. 3 Конвенция о правах инвалидов.

[15] См.: Устав Организации Объединенных Наций : принят в г. Сан-Франциско 26 июня 1945 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XII. М., 1956. С. 14–47.

[16] См.: Международный пакт о гражданских и политических правах // Ведомости ВС СССР. 1976. № 17, ст. 291.

[17] См.: Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах // Ведомости ВС СССР. 1976. № 17, ст. 291.

[18] См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М., 2008. С. 90–91.

[19] См.: О национально-культурной автономии : федер. закон Рос. Федерации от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ : в ред. от 4 нояб. 2014 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 25, ст. 2965.

[20] См.: Сазонникова Е.В. Содержание свободы творчества в конституционном праве России // Журнал российского права. 2009. № 5. С. 52–59.

[21] См.: Хабриева Т.Я. Теория современного основного закона и российская Конституция // Журнал российского права. 2008. № 12. С. 15–23.

[22] См., например: Основы законодательства Российской Федерации о культуре : в ред. от 21 июля 2014 г. // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 46, ст. 2615; Об образовании в Российской Федерации : федер. закон Рос. Федерации от 29 дек. 2012 г. № 273-ФЗ : в ред. от 21 июля 2014 г. // Рос. газ. 31.12.2012. № 303; О федеральной целевой программе «Культура России (20122018 годы)» : постановление Правительства Рос. Федерации от 3 марта 2012 г. № 186 : в ред. от 10 сент. 2014 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 13, ст. 1516; Об утверждении Концепции сохранения и развития нематериального культурного наследия народов Российской Федерации на 2009–2015 годы : приказ Минкультуры Рос. Федерации от 17 дек. 2008 г. № 267. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультанПлюс» и др.

[23] См.: Максименко Е.В. Конституционная свобода творчества: понятие и содержание // Конституционные чтения. Вып. 3. Воронеж, 2008. С. 121.

[24] См.: О федеральной целевой программе «Культура России (2012–2018 годы)» : постановление Правительства Рос. Федерации от 3 марта 2012 г. № 186 : в ред. от 10 сент. 2014 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 13, ст. 1516.