Заключение

В ходе проведенного исследования идеологического многообразия в качестве основы конституционного строя Российской Федерации можно сделать следующие выводы:

1.     Идеологическое многообразие как основа конституционного строя является качественной характеристикой Российского государства и гражданского общества, фундаментальной конституционной ценностью, получающей формализацию в виде основополагающего принципа, который имеет как нормативное, так и программно-целевое содержание, предполагающее свободное формирование равно взаимодействующих и конкурирующих между собой различных идеологий. При этом идеологическое многообразие, находясь в непосредственной взаимосвязи с другими конституционными ценностями, такими как демократизм, правовое государство, гуманизм, народовластие, выступает их содержательной характеристикой.

2.     Исходя из понимания принципа идеологического многообразия в его конституционно-правовом значении как равных условий существования различных идеологий, обеспечение которых возложено на государство, следует понимать юридическое закрепление равенства носителей (субъектов) различных идеологий, равной значимости и ценности различных идеологий, с одной стороны, и необходимость установления соответствующих правовых пределов осуществления той или иной идеологии – с другой. Таким образом, существование   идеологии возможно лишь в определенных правовых рамках (пределах) и при условии соблюдения баланса интересов государства, власти, народа и личности.

3.     Идеологическое многообразие должно осуществляться в правовых рамках, за пределами которых возникает злоупотребление правом, нарушение прав и свобод других лиц, причиняется ущерб или создается прямая угроза причинения вреда демократическому строю, традиционным представлениям морального большинства. В связи с этим пределами осуществления принципа идеологического многообразия выступают требования конституционных принципов верховенства Конституции, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, народовластия, суверенитета, единства и целостности Российской Федерации, правового, социального государства. Являясь конституционными ценностями, в своей совокупности они не только задают систему координат правовых рамок государства в целом и идеологического многообразия, в частности, но и служат основой идеи конституционного патриотизма. 

4.     Конституционный принцип идеологического многообразия как основа конституционного строя имеет сложное, многоуровневое конституционное обоснование, которое достигается как через его специальное текстовое закрепление в виде самостоятельного принципа на уровне основ конституционного строя, так и через регулирующее воздействие иных основ конституционного строя (демократия, правовое государство, светское государство), которое обеспечивается через институты конституционно-правового статуса личности, федерализма (включая разграничение предметов ведения и полномочий между уровнями власти по обеспечению прав и свобод человека и гражданина, защите национальных меньшинств), организации государственной власти (включая разделение властей как выражение и гарантия идеологического многообразия).

5.     На современном этапе развития общественных отношений проблемными аспектами соблюдения баланса интересов государства, власти, народа и личности в процессе реализации идеологического многообразия в различных сферах являются следующие:

-       обеспечение духовно-религиозного равноправия и одновременно противодействие религиозному фундаментализму, подрывающему основы светской государственности; 

- сужение сферы реального политического плюрализма, в том числе путем резкого сокращения выборности;

- доминирование рыночных подходов в экономической и социальной правовой политике, включая тенденции к абсолютизации частной собственности, коммерциализации социальной, бюджетной сферы, монетизации социальных предоставлений, льгот.

6.     С точки зрения формы осуществления идеологического многообразия в политической сфере необходимо различать парламентский и внепарламентский плюрализм. Парламентский плюрализм характеризуется выражением и отстаиванием определенной идеологии специальными субъектами в законодательном (представительном) органе публичной власти (далее – парламент).

Основным субъектом парламентского политического плюрализма выступает депутат парламента посредством взаимодействия с избирателями, своей политической партией, своей фракцией и иными лицами. Помимо депутатов, высказывать и отстаивать идеи, концепции, теории и пр. могут и иные лица, которым предоставлено слово в стенах парламента, при этом они не обладают правом голоса в парламенте и не имеют правового влияния на судьбу принятия того или иного решения.

Внепарламентский политический плюрализм реализуется общим порядком: это – выражение и отстаивание идеологии общими субъектами вне парламента, но посредством реализации политических прав и свобод личности. Внепарламентский плюрализм является основой политической жизни современного гражданского общества.

В свою очередь, реализация парламентского плюрализма не должна использоваться вопреки принципам политического многообразия и многопартийности, равенства и свободы деятельности общественных объединений для произвольного ограничения политической конкуренции на выборах, в том числе посредством создания электоральных преимуществ для одних политических партий, включая парламентские, в ущерб интересам других политических партий.

7.     Реализация идеологического многообразия в духовной сфере в рамках светского государства подразумевает гарантирующую роль идеологического многообразия в обеспечении духовно-религиозных ценностей,  предполагающего существование как религиозного плюрализма, базирующегося на идеологической свободе человека в религиозной сфере, так и атеистического плюрализма, основывающегося на праве каждого не исповедовать никакой религии, иными словами, юридическое равенство всех носителей (субъектов) различных идеологий. Соответственно, законодательное установление конкретного вида уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих представляется конституционно нецелесообразным, поскольку является дискриминирующим по отношению к лицам, не относящим себя к какой-либо конфессии. В этой связи, исходя из нравственно-этических ценностных начал, получивших юридическое выражение в требованиях свободы, равенства и справедливости, представляется необходимым исключить соответствующие положения из статьи 148 Уголовного кодекса Российской Федерации.